«Конечная цель адвоката – не извлечение прибыли, а оказание правовой помощи»
Адвокат Тихонова Мария Николаевна о важности практических навыков в профессии юриста и о стремлении к знаниям и личностному развитию
«Конечная цель адвоката – не извлечение прибыли, а оказание правовой помощи»

Как Вы пришли в профессию, и чем был обусловлен Ваш выбор?

Я захотела быть юристом еще в школе, когда училась в 9 классе. Чем обусловлен мой выбор? Наверное, в тот момент, как и у многих, было острое чувство справедливости, деление на черное и белое. Почему? Потому что, когда я окончила школу, профессия юриста не была популярна. В основном все шли учиться на  бухгалтера, менеджера и что-то в этом роде.

Юристом я работаю с 19-ти лет. Раньше мне все говорили: «У тебя же нет знакомых, кто тебя возьмет на работу?». Но я поставила перед собой цель и уже на первом курсе института два года ходила в Дзержинский районный суд, чтобы узнать, что происходит во время судебного процесса. За эти два года труда я заслужила рекомендацию, благодаря которой меня взяли на завод юристом, и с этого момента я работаю только в данной сфере, правда раньше совмещала практическую и преподавательскую деятельность.

В это время также закончила еще и Саратовскую государственную академию права. После определенных вех в жизни я поняла, что, работая юристом на предприятии, уже достигла своего потолка – выше нельзя, и шире нельзя, потому что все равно отрасль права ограничена той сферой, где ты работаешь. То есть, если ты работаешь в строительной сфере, то тебе никогда не попадутся семейные споры или что-то еще. Поэтому я решила сдать экзамен на присвоение статуса адвоката.

«Для меня очень важно, что моя специализация позволяет расти вверх, углублять свои знания»

Не понимаю многих своих коллег, которые говорят о том, что они одновременно занимаются всем. В этом случае я всегда спрашиваю: «Если у тебя болит нос, ты не пойдешь же к окулисту?» Поэтому, когда юрист или адвокат говорит: «Я занимаюсь всем», то я таких юристов боюсь сама. Мне тоже было очень сложно выбрать специализацию, но спустя почти уже 10 лет, я адвокат. Я выбрала для себя специализацию и, в общем-то, метания в профессии прекратились. Для меня очень важно, что она позволяет расти вверх, углублять свои знания. Сейчас меня абсолютно все устраивает, тем более что со временем нашелся баланс между работой и личной жизнью: дом, семья, увлечения.

Расскажите о том, где Вы учились? Сложно ли было учиться на юридическом факультете?

Нет, учиться было не сложно. Я очень серьезно стала относиться к профессии, когда параллельно учебе стала проходить практику в прокуратуре Дзержинского района. Позже в прокуратуре я поняла, что практика и теория – это небо и земля.

У Вас именно на практике появился интерес к профессии?

После первого курса мне казалось, что я выбрала не ту профессию, и даже боялась признаться в этом родителям. У нас в учебной программе были разные дисциплины, и некоторые из них казались очень сложными и непонятными в то время. А когда ты попробовал это в жизни, то понимаешь, что это не ругательное слово, а термин, который обозначает очень даже простые вещи.

«Когда преподаватель читает гражданский процесс – это одно, а в жизни – это совсем другое»

Я не просто ходила в Дзержинский суд, а просила у некоторых судей разрешения присутствовать на процессе. И как раз в этот момент я начала понимать, что когда преподаватель или профессор читает гражданский процесс – это одно, а в жизни – это совсем другое.  Конечно, принципы гражданского права, нужны, но более важно знать, как состоит исковое заявление, что вовремя сказать, что нужно сделать. У нас в институте был очень хороший и интересный преподавательский состав, но не хватало практических знаний. Когда я уже начала работать юристом на больших предприятиях Волгограда, то поняла, что тебя никто слушать не будет, если следовать строго тому, что написано в учебниках. На судебном процессе некогда зачитывать текст из книги, потому что у судей очень высокая загруженность. Нужно быстро реагировать на все изменения, понимать, что происходит, а для этого нужна только постоянная практика.

Мне, как работодателю, не интересно, какой у человека диплом, если он не может, например, составить иск. То, что ты выучил дисциплины от корки до корки –  молодец, тем самым показываешь, что ты усидчивый. Но, если свои знания не можешь применить на практике сразу, то у работодателя нет времени учить этому.

Потом уже я заочно поступила для повышения квалификации в Саратовскую академию права. Там студент может получить серьезные академические знания. Нам читали лекции преподаватели, по учебникам которых учится вся Россия. А когда ты вживую слушаешь лекторов, которые влюблены в свой предмет, то не важно, устал ты или не устал – хочется больше узнать, поэтому впитываешь все эти знания, как губка.

В Саратовской академии был другой подход к преподаванию, больше дали знаний, практических навыков?

Лично мне там практических навыков не дали потому, что я уже была практикующим юристом года три, если не больше. Но у меня был один интересный случай, когда я работала над дипломом и описывала проблему в историческом аспекте, то, естественно, брала литературу в основном в Библиотеке им. М. Горького. И каков был мой шок, когда мне преподаватель говорит:

-Вы описываете источник 19-ого век, а где он сам?

-Вы смеетесь, где я его найду?

-У нас в библиотеке.

«Я вообще считаю, что знания нельзя дать, их можно только взять»

Я действительно пошла тогда в библиотеку. Хочу сказать, что когда ты открываешь книги 19-го начала 20-го века по своей специальности, можешь изучить, почитать, дополнить свою работу, развить мысль – это замечательная возможность.

Я вообще считаю, что знания нельзя дать, их можно только взять. В Саратове, Москве, Санкт-Петербурге, действительно есть такие большие библиотеки с первоисточниками. Не готовые чужие мысли берешь из разных статей и монографий, а сам можешь формировать свое. Вот это действительно здорово,  этим мне Саратов и запомнился.

Вспомните Ваш первый судебный процесс. Какие чувства возникли?

У моей первой начальницы был очень жесткий характер. Она была влюблена в свою профессию, а также отличалась особой педантичностью. У нее были часы-секундомер и она мне говорила: «Вот я судья». Дело касалось бартера, потому что все заводы в то время работали по этому принципу, и нужно было взыскать задолженность за бартер. Я сажусь, начинаю говорить книжным языком…

- «Все, мне это не интересно. Ты своровала у завода миллион рублей», - говорит моя начальница. – «У тебя есть ровно три минуты для того, чтобы убедить судью, что это деньги завода, и ты пришла биться за них, а не просить милостыню”.

«Даже если ты работаешь десять, двадцать лет – все равно надо готовить речь, тезисы, вопросы, но и не забывать делать пометки на полях во время процесса»

Мы готовились к этому суду две с половиной недели, и с этого момента у меня полностью систематизированы все дела, я не задаюсь вопросом, где у меня находится какой-либо документ. Дела четко подшиты, а лучше, если они будут продублированы. Также даже если ты работаешь десять, двадцать лет – все равно надо готовить речь, тезисы, вопросы, но и не забывать делать пометки на полях во время процесса. Важно умение грамотно и правильно ставить вопросы. Всем этим мне запомнился процесс. Мы его выиграли, все было хорошо, и я была подготовлена при условии репетиций в две с половиной недели. И все это тот секундомер. Его я и сейчас использую при подготовке к процессу.

Ваша начальница огромную роль сыграла в профессиональном становлении?

У нее такой постулат был: «Дьявол силен в мелочах». И действительно, многие дела можно выиграть, просто обратив внимание на мелочи. Опять же эта скрупулёзность, педантичность она зачастую необходима. Также важны основы психологии, ну и житейская мудрость. Это, например, касается моей специализации, которая затрагивает семейные споры. Здесь не стоит говорить так, как положено по закону, иногда нужно проявить лояльность. Ведь это семья, это люди. Одно дело, когда бумажки и бизнес, а другое дело, когда люди.

Почему Вы выбрали эту специализацию? Это очень эмоциональная сфера.

Так получилось, что после сдачи экзамена, первая моя клиентка была по семейным спорам. До этого я практически не сталкивалась с этой область, и вот пришлось вести дело, которое затянулось на полтора года. После взяла еще одно дело по семейному праву, а потом уже, спустя годы, меня люди сами стали находить, то есть срабатывает принцип сарафанного радио. Мои клиенты советуют другим людям, а кто-то видел информацию в интернете или читал мои публикации в газете.

«В семейных спорах нет проигравшей и выигравшей стороны»

Вот недавно по Skype проводила консультацию для клиента из Москвы. Я очень рада за этого клиента, потому что они с женой последовали моему совету и решили все сделать нотариально: соглашение об алиментах у нотариуса, договорились, как нормальные цивилизованные люди и не идут в суд. Для меня самая большая победа, что они не идут в суд, в плане того, что они остаются людьми. Потому что в семейных спорах нет проигравшей и выигравшей стороны. Как правило, в семье еще и дети завязаны.

У меня много клиентов по семейному праву из Москвы, Тулы, которых я дистанционно консультирую. Я уже и не знаю, как они меня находят, хоть раньше и пыталась проследить цепочку. Семейное право интересно, но эмоционально очень сложно. Есть дела, когда видишь, что человек лукавит. Но в этом случае, какие бы мне деньги он не предлагал, я не возьмусь за этот случай. Деньги – это, конечно, хорошо, но, когда тебе что-то внутри противоречит, то я не смогу пойти против себя, потому что никакого удовлетворения в этом деле не почувствую, даже, если выиграю его.

Вы посещаете различные тренинги?

Я даже не помню, когда я на тренинги начала ходить, скорее всего, в пятнадцатом году. В чем плюс профессии адвоката: мне не надо спрашивать руководителей: «Можно я пойду?», «Сколько он стоит?», потому что я сама решаю, хочу посетить этот тренинг или нет. Опять же, кто-то мне сказал, что работа адвоката – это не бизнес, у нас конечная цель – не извлечение прибыли, а оказание правовой помощи, но все равно каждый должен продвигать свои услуги. Ведь законы маркетинга, бизнеса, продаж никто не отменял.

Насчет тренингов: посещаю их, когда понимаю, что мне не хватает информации или, может быть, я еще не в том направлении двигаюсь. Во-первых, знакомишься с интересными людьми. Во-вторых, я учусь слышать и слушать.

«На тренингах знакомишься с интересными людьми, учишься слышать и слушать»

Сначала я ходила на эти тренинги только для того, чтобы вообще узнать, что беспокоит участников мероприятия. Потому что просто обычные рассылки, реклама – это уже не работает. Я же не могу сказать: «Иван Иванович, заключайте со мной договор, мы будем с Вами работать». Нужно понять, как к Ивану Ивановичу прийти, а может ему нужно что-то предложить, заинтересовать его. Почему он не доверяет юристам, адвокатам? Просто, многих обманывают: обещали и не сделали. Всякое бывает. И я стала ходить на эти тренинги потому, что первое – я столкнулась с продвижением своей работы, а второе – необходимо узнать чаяния и переживания своих потенциальных клиентов.

В процессе посещения всех тренингов я поняла, что у нас в городе очень много интересных людей. Конечно, семинары – это знания, открытия и реализация себя. Чем больше ты узнаешь разных мнений, тем шире и ярче видишь мир. У меня есть мое мнение, есть мнение семьи, и все, больше ты ничего не видишь, а мир многогранен. Поэтому, семинар для меня – больше опыт раскрыть многогранность мира.

Есть ли в Волгограде сообщество юристов?

Да, есть форум юристов.  К нам приходят ребята, мы уже с ними как друзья стали. Организаторы форума Юля и Антон – позитивные люди, которые находят время и на отдых, и на профессиональную деятельность, и на умение радоваться жизни. И опять же благодаря этому форуму можно оказывать какую-то помощь коллегам, дать совет. Поэтому, во-первых, важно именно общение. Бывают узкие специалисты, которые могут посоветовать, что дальше делать.

Сейчас очень многие уходят в онлайн, я думаю, наоборот, нужно уметь общаться с живыми людьми. Живое общение помогает раскрыться человеку. Например, я знаю, что есть у нас юрист, которые помимо работы в достаточно уважаемой компании, еще издает детские книжки. Другой увлекается игрой в шахматы. То есть, у них получается нести какой-то позитив.

Вы говорили про хобби Ваших коллег, а у Вас есть какие-то увлечения?

У меня много хобби: я вышиваю картины, рисую маслом, шкатулки всем знакомым дарила, горшки цветочные. Мне всегда нравились велопрогулки, мы сами отдыхали и детям организовывали активный отдых.

Стараемся каждый выходной планировать что-то интересное, например, пойти в поход. Либо можем все вместе сесть начать рисовать картину. Можно пойти на выставку, можно попрыгать на батуте, пойти на каток, взять велосипед на прокат и так далее. И опять же, мои дети научили меня останавливаться и видеть мелочи: какая красивая сосулька. У Вас сосулька 5 лет жила в морозилке? А у нас жила! Потому что она красивая, как будто в бриллиантах. С детьми открываешь этот мир заново, когда рисуешь с ними или считаешь жуков, листочки...

«Для меня успех – это наслаждаться тем, что ты делаешь каждый день, несмотря на трудности»

Я хочу сказать, что хобби даже не в том, что у тебя что-то хорошо получается делать и ты свои поделки отправляешь в интернет. Просто, когда любишь печь пироги, вышивать, мастерить красивые изделия, у тебя мозг отключается, и мысли твои в порядок приводятся.

Раскройте секрет: как стать успешной в профессии и в жизни?

Для кого-то успех – быть мамой. Для кого-то успех – зарабатывать миллион рублей. У всех разное понятие одного и того же явления. Для меня успех – это наслаждаться тем, что ты делаешь каждый день, несмотря на трудности. Если появились какие-то препятствия, не стоит задавать вопрос: «За что?». Задавайте вопрос: «Для чего?». Для того чтобы остановиться, для того, чтобы подумать: может ты не той дорогой идешь или еще что-то.

Надо любить свою работу, людей. И, мне очень жаль, когда мои коллеги относятся к своему делу просто как к денежному эквиваленту. Так что это очень сложный вопрос по поводу успеха.

Спасибо за интервью!
© 2018, Все юристы Волгоградской области
Создание сайта Веб-решение