«Я решил для себя, что право мне ближе всего»
Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права ВолГУ, адвокат Рожнов Алексей Петрович – о выборе профессии и формировании диалога со студентами
«Я решил для себя, что право мне ближе всего»

В какой момент Вы определились со сферой деятельности, и почему именно юриспруденция?

Выбор сферы деятельности можно отнести к школьному периоду, а точнее к выпускному классу. Я решил для себя, что право мне ближе всего. И другие варианты не рассматривались. Я даже не помню, чтобы были серьезные размышления. Решил, что пойду учиться на юридический факультет ВолГУ, и стал к этому готовиться в десятом классе.

Я окончил школу в 1991 году – это как раз тот период в историческом плане, когда заканчивалась перестройка и начиналась эра ельцинских реформ. И поэтому было ощущение того, что меняется экономический строй, и профессия юриста будет очень востребована. Я думал, что найду себя именно в этой сфере. Тогда это было очень актуально, а профессионалов не хватало. Вот так я и принял решение. Я даже не помню, чтобы были какие-то борения, терзания, сомнения: а туда ли надо идти. Рассматривался вариант с другим городом, но родители были категорически против, а я не сильно настаивал. И поскольку я окончил школу с золотой медалью, то мог воспользоваться льготой при поступлении. В этом случае, можно было сдать только один экзамен, и если он оценивался на «отлично», то зачисляли в Вуз. Я в десятом классе занимался историей по вузовским учебникам, так как она была профилирующим вступительным экзаменом в ВолГУ на тот момент. И я этот экзамен успешно сдал.

Почему решили заняться преподавательской деятельностью?

«У нас на кафедре всегда была хорошая, творческая атмосфера»

Я неплохо учился, и у нас в целом был очень хороший курс. Мы сейчас достаточно дружные. И даже нынешние преподаватели, которые еще помнят нас, отмечают, что курс был очень сильный. Так получилось, что мы вместе с заведующей кафедрой уголовного права Лобановой Любовью Валентиновной приняли участие в телевизионной интеллектуальной игре. Тогда из нашего курса собирали команду, в которую я входил. Мы с ней познакомились, узнали друг друга поближе, и она пригласила меня заняться преподавательской деятельностью. Но, окончив вуз, я не сразу стал преподавать. К слову, Любовь Валентиновна не обиделась, а, в общем-то, ждала. После обучения у меня была неопределенная ситуация – я не знал, где буду жить и работать, рассматривал даже вариант уехать за границу. Когда я понял, что все-таки придется остаться в Волгограде, волею судьбы я опять встретился с Лобановой, и она снова предложила мне прийти к ней на кафедру. Да я и сам, наверное, по наивности, хотел внести свое слово в науку, написать диссертацию, правда не по уголовному праву, а по теории государства и права. И так получилось, что у меня научный руководитель был с Кафедры теории, доктор наук, профессор Вопленко, а работать я стал на Кафедре уголовного права под руководством Лобановой Любови Валентиновны.

Почему такой выбор?

Она меня пригласила, и даже переговорила с Вопленко, поэтому они, в известном смысле, поставили меня уже перед фактом. Я возражать не стал, потому что там уже работали мои сокурсники, кафедра была очень молодая. И ко всему прочему была хорошая такая творческая атмосфера. С заведующей сложились прекрасные отношения, и вот мы вместе работаем уже 21-й год. Я рад, что так карты судьбы выпали.

В Вашей жизни был преподаватель, который повлиял на Вас с профессиональной точки зрения?

«Если есть задача, то ее надо решать»

Были преподаватели, которые «зажигали», глядя на которых, хотелось соответствовать высоким стандартам, у которых такой хороший аналитический, системный склад ума. Это, кстати, та же самая Лобанова Любовь Валентиновна и  Вопленко Николай Николаевич. К сожалению, сейчас он уже на юридическом факультете не работает, но в мои годы он готовил молодые кадры. Его практически каждый юрист знает. Часть своей жизни он работал в Следственной школе, потом, уйдя на пенсию, в отставку, перешел на работу в ВолГУ. Вот эти люди заразили своим личным примером.

Какие личностные качества помогли Вам добиться успеха?

Трудно себя хвалить. Единственное, наверно, я благодарен родителям, прежде всего своей маме, за то, что она привила трудолюбие, чувство ответственности. Если есть задача, то ее надо решать. Нельзя отмахнуться, нельзя забыть, потому что на тебя, возможно, надеются другие люди, возлагают какие-то надежды.

Расскажите о своих научно-исследовательских интересах.

В последнее время, в целом в науке, оживились исследования, которые связаны с проблемой злоупотребления правом во всех отраслях, причем и в сфере гражданского, и в сфере уголовного, потому что это всегда была такая смутная субстанция. Она была, но никто не понимал что это такое. Это явление очень интересное. Чисто внешне все происходит по закону, но, тем не менее, закон, который, казалось бы, нормально применяется по букве, но не по духу, на самом деле, упрощается по своей сути. И данное поведение – не типичное для правонарушения, но оно тоже является правонарушающим. Такое поведение очень трудно выявить. Поэтому мне крайне интересны исследования в области злоупотребления правом. Плюс, коль скоро я работаю на кафедре уголовного права, то интересны и уголовно-правовые средства реагирования на различные формы злоупотребления правом. Еще у нас на кафедре заведующая защитила докторскую диссертацию по преступлениям в сфере правосудия. И никуда не денешься, когда работаешь под руководством какого-то человека, то ты невольно опыляешься его идеями, установками. Поэтому мы развиваем исследования о преступлениях против правосудия. Еще мне нравится, поскольку я адвокат, уголовное право не тогда, когда оно применяется как какая-то дубина, с репрессивной стороны, но и тогда, когда оно поворачивается к человеку с, так сказать, «человеческим лицом», когда оно реализует не карательный, а свой гуманитарный потенциал. Поэтому мне безумно интересен институт освобождения от уголовной ответственности и применение каких-то альтернативных наказанию мер уголовно-правового реагирования на преступное поведение, потому что в стране коэффициент судимости растет, количество судимостей растет, а кому это надо? Обществу от этого лучше не становится. И зачастую эти люди не всегда виноваты. Поэтому мне нравятся сферы изучения злоупотребления правом, института освобождения от уголовной ответственности и института защиты правосудия с помощью уголовно-правовых средств.

Привлекаете студентов к научной деятельности?

К сожалению, все реформы образования, которые произошли в нашей стране, направлены против человека, они антинародны. И поэтому студенты, которые к нам приходят, очень отличаются друг от друга. Год на год не приходится. Так получается, что количество талантливых детей из-за сокращения бюджетного набора - уменьшается, но они есть. Я не хочу сказать, что тенденция происходит каждый год. Потому что попадаются люди, с которыми мы сближаемся, общаемся. Бывает, даже после окончания ВУЗа друг с другом встречаемся, дружим семьями.  

К чему необходимо быть готовым студентам юрфака? Какие сложности могут встать на их пути?

Нужно быть готовым, во-первых, к тому, что в нашей профессиональной среде довольно высокая конкуренция. Во-вторых, к сожалению, Волгоград – депрессивный город, и я предполагаю, что у нас крайне трудно найти работу. Третий момент: чтобы не разочаровываться - не надо очаровываться. Поэтому я стараюсь объективно настраивать студентов на то, с кем им придется иметь дело. Не существует идеального института прокуратуры, предварительного следствия, суда. И судебная система, если даже говорить о нашем регионе, да и в целом по стране, очень далека от совершенства. Я настраиваю студентов на то, что им придется работать в остроконфликтной среде, где не все будет происходить так, как это написано в учебниках и в базовых положениях каждой отрасли права или кодексах. Многое будет даже вопреки и духу и смыслу закона. Поэтому надо это понимать, предвидеть и, в какой-то мере, быть к этому готовым. Но важно еще усвоить этические, моральные, профессиональные стандарты и, скажем так, не опускаться ниже определенной профессионально-этической планки. Определить грань, за которую выходить нельзя. Во всяком случае, я обсуждаю все вопросы со студентами, когда есть такая возможность.

«Нужно быть готовым к тому, что в нашей профессиональной среде довольно высокая конкуренция»

Какой подход во взаимодействии со студентами эффективен: более демократический или, наоборот, выстраивание жестких границ?

Это очень творческая вещь. Поэтому, мне кажется, универсального способа быть не может. Во-первых, человек человеку рознь, год на год, группа на группу, как говорится, не приходится. Я считаю, с любым человеком, а тем более с молодым, надо быть честным. Я уж не знаю, насколько это у меня получается, но стараюсь исповедовать именно такой подход, чтобы слова не расходились с делами. На самом деле, студенты очень тонко чувствуют ложь. Поэтому, если я чего-то не знаю или не понимаю, то я об этом стараюсь не говорить. А если знаю или что-то у меня созрело на уровне такой очень твердой убежденности, вот про это я могу говорить. Поэтому надо быть честным.

Какие дисциплины Вы преподаете?

Я преподаю уголовное право и криминологию. Также, у нас читался спецкурс «Общая теория квалификации преступлений». Одно время я преподавал вместе с заведующей дисциплину «Преступления против правосудия», а сейчас у нас есть спецкурс, связанный с вопросами служебных преступлений.

Часто выпускники выбирают уголовную специализацию?

Никогда не вел такой статистики. Я всегда говорю ребятам следующее: уголовное право надо изучить и любить. Задача ВУЗа – не чтобы вы вышли и знали законы наизусть, а чтобы вы научились учиться, работать с любым законом, усвоили какие-то принципы, стандарты и могли все это применять на практике. Я всегда говорю, что настоящий юрист – это все-таки при всем моем уважении к уголовному праву, но цивилист. И большинство, конечно, идут в гражданскую сферу. Есть ребята, которые работают и в прокуратуре, и в Следственном комитете. Также многие выбирают судебную систему. И более того, даже многие мои студенты стали федеральными судьями.

Расскажите о своей организации, в которой Вы работаете. Чем Вы занимаетесь, с какими делами сталкиваетесь?

«Нужно помнить, что мы работаем для людей»

В 2010 году нас было 3 человека. Мы познакомились в разные моменты нашей жизни. Мы вместе с Вячеславом Геннадиевичем Пономаревым и Михаилом Алексеевичем Князьковым решили организовать адвокатское бюро. Я уже к тому времени был адвокатом в составе межрайонной коллегии адвокатов. По инициативе Михаила Алексеевича мы объединились и образовали адвокатское бюро. Правда сейчас Михаил ушел на повышение, и на данный момент является заместителем председателя Городищенского районного суда. Потом, у нас третий адвокат появился, Иван Сторожев. Занимаемся всем, но из-за специфики деятельности Вячеслава Геннадиевича у нас, в основном, рассматриваются земельные споры.

Что бы Вы хотели посоветовать и пожелать выпускникам юридического факультета?

Я бы советовал и выпускникам юридического факультета, и студентам, и молодым людям, которые заканчивают школу, действительно понимать, что они хотят. В силу этого нужно идти учиться в определенный ВУЗ не потому, что кто-то посоветовал, а чтобы понимать свои желания и возможности. Что называется, заключать брак с ВУЗом и с будущей профессией по любви, а не по принуждению. А студентам пожелать: терпение и труд все перетрут. Поэтому нельзя разочаровываться, нужно преодолевать трудности, и помнить, что мы все-таки работаем для людей. И порой от наших действий, решений, ответственности зависит, как бы это высокопарно не звучало, судьба другого человека. Поэтому про это надо всегда помнить.

 

 

Спасибо за интервью!

 

 

 

 

© 2017, Все юристы Волгоградской области
Создание сайта Веб-решение