«Всегда интересно поделиться своим профессиональным опытом»

Кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и муниципального права ВолГУ, адвокат  Слеженков Владимир Владимирович – о специфике адвокатуры и становлении молодых специалистов в профессии

«Всегда интересно поделиться своим профессиональным опытом»

Владимир Владимирович, расскажите, почему выбрали профессию юриста? Чем привлекает юриспруденция?

«Адвокатура отличается степенью своей свободы и самоорганизации»

Честно говоря, выбор произошел в последний момент. Так получилось, что я учился в гимназии в математическом классе, потому что именно данное направление там особенно ценилось. До определенного времени я не мог сделать выбор между естественными и социально-гуманитарными науками; потом понял, что всё-таки тяготею ко вторым. Всегда интересовался историей, политикой, проблемами общества. Собственно говоря, при поступлении в институт выбор стоял между экономикой и юриспруденцией. Мне показалось, что юриспруденция все жу лучше сочетается с моими интересами, и это дает шанс реализовать себя в самых разных сферах. Изначально, я рассматривал возможность работы на госслужбе. Потом захотелось заниматься наукой. У меня были преподаватели, особенно мой будущий научный руководитель, Абдрашитов Вагип Мнирович, которые привили вкус к научным исследованиям, и, можно сказать, что уже на втором курсе я видел себя в аспирантуре. А режим преподавательской и научной деятельности лучше сочетается с какой-то свободной юридической практикой. Вот так и пришел, в конечном итоге, к адвокатуре.

Вас уже на этапе обучения привлекали к научной деятельности – участие в конференциях, научные публикации?

Да, со второго курса принимал участие в конференциях на базе Волгоградского государственного университета, но также мы ездили и в другие вузы города Волгограда. Однажды, будучи уже аспирантом, я выиграл призовое место и поехал на финал общероссийского конкурса в Центризбирком РФ, под эгидой которого в регионах проводился отбор работ по избирательному праву. Не совсем моя тематика, но тоже имеет отношение к конституционно-правовым вопросам. Интересно, что в работе удалось предугадать некоторые аспекты изменений избирательного законодательства, которые уже совсем скоро произошли.

В чем заключается специфика профессии адвоката?

От любого вида государственной службы она отличается степенью своей свободы и самоорганизации. Даже если ты работаешь в каком-то коллективном образовании, в коллегии или бюро, у тебя, по сути, нет начальника, но есть партнеры: старшие, младшие или, так сказать, равные тебе. Взаимодействие строится на основе диалога, обмена мнениями, потому что у всех разные интересы, жизненный и юридический опыт и желание специализироваться в какой-то области. Поэтому режим работы, по сути, свободный, но планируешь его ты сам. А когда набираешь много клиентов, то рабочее время зависит, естественно, и от их пожеланий. Также адвокатура предполагает особую самодисциплину, но это не значит, что можно давать себе отдых. Например, для меня лучше в какие-то дни работать интенсивнее, а потом иметь возможность разгрузить свой график, нежели постоянно трудиться в одном временном режиме. В профессии адвоката изначально заложена потенциальная возможность широкого спектра ведения дел, уже хотя бы потому, что практически все уголовные дела – это прерогатива исключительно адвокатов. У меня в последние годы больше гражданских дел, и все они интересны по-своему. Но когда я был начинающим адвокатом, во многом нарабатывал опыт из участия в уголовном судопроизводстве, так называемых делах по назначению – это бесплатная юридическая помощь, защита в порядке статьи 51 УПК РФ, которую оплачивает адвокатам государство. В адвокатуре есть правило, что любой адвокат, тем или иным образом, участвует в защите по таким делам. Я сейчас эти дела беру минимально, из-за дефицита времени – конечно, уже не для опыта или заработка, а как социальную миссию, необходимую для адвоката.

Молодому специалисту сначала лучше пойти работать в коллегию, чтобы набраться опыта?

«В профессии адвоката изначально заложена потенциальная возможность широкого спектра ведения дел»

Дело в том, что с 2016 года ввели новые нормы. Есть три вида адвокатских образований: коллегия адвокатов; бюро (но их достаточно мало, потому что там своя специфика; партнерский договор, предполагающий более доверительные отношения между людьми, большую близость в плане профессиональной специализации, а также возможность постоянно делегировать дела друг другу); адвокатский кабинет – индивидуальная форма деятельности. Сейчас, буквально в ноябре, я оставил должность заместителя председателя коллегии адвокатов, и с бывшим председателем мы создали свои адвокатские кабинеты. Оставили руководство коллегией в руках надежных людей, но также тесно сотрудничаем с ней. Если же говорить о том, где удобнее работать молодым, то сейчас начинающим адвокатам, не имеющим стажа пяти лет адвокатской деятельности, возможность создания адвокатских кабинетов закрыли. Они должны начинать в коллективных образованиях, что с одной стороны правильно, потому что очень сложно новичку работать одному, и, конечно, без советов, без обмена мнениями не обойтись. С другой стороны, в адвокатуру приходят разные люди. Многие из них – бывшие сотрудники правоохранительных органов, судебной системы, либо люди с длительной частной практикой, опытом педагогической деятельности, и некоторые из них полностью готовы к работе в адвокатуре. Кому-то 23 года, а у кого-то уже вся жизнь за плечами, поэтому введенный запрет не вполне оправдан. Но опять же, независимо, в кабинете или коллегии, адвокат не работает обособленно один, потому что всегда есть коллеги, с которыми ты где-то взаимодействуешь по ряду дел, с которыми есть какие-то общие профессиональные интересы. А что касается опыта для молодежи, я считаю, что именно стажировка в адвокатском образовании позволяет набраться опыта по самым разным категориям дел. У начинающего юриста в другой организации такого широкого спектра практики не будет. Вузовская же система, при всех её возможных достоинствах, конечно, не на сто процентов готовит человека к юридической практике. Она создает определенный фундамент, ориентир. Хорошее качественное образование помогает проще и быстрее ориентироваться в нормативном материале, правоприменительной практике. Но у каждого начинающего юриста всегда есть некий психологический барьер: будучи успешным студентом, он может радоваться своим успехам и сравнивать себя со своими сотоварищами, а начиная работать, он сравнивает себя уже с профессионалами. И это первый опыт, который позволяет переосмыслить себя, свои достижения, и захотеть чего-то большего. Другой момент, что, конечно, даже опытному человеку невозможно знать всё в юриспруденции.

«Порой нет одного решения, есть несколько вариантов, из которых приходится выбирать, либо начинать действовать в ситуации неопределенности»

Это большое заблуждение, что юристы знают всё, должны сразу же дать единственно правильный ответ. Многие люди, более опытные, например, имеющие отношение к бизнесу, понимают, что часто необходимо время для анализа сложной проблемы. Порой нет одного решения, есть несколько вариантов, из которых приходится выбирать, либо начинать действовать в ситуации неопределенности. Это побуждает расти в профессиональном плане, и с возрастом гораздо труднее удивляться даже каким-то совершенно неоднозначным ситуациям, неожиданным поворотам в делах, потому что всё это приходит с опытом. Молодые специалисты должны больше внимания обращать на свое совершенствование и понимать, что при должном отношении к делу успех рано или поздно придёт.

Несмотря на стойкость, на самоорганизацию, деятельность адвоката всё равно сложна. Какие еще качества присущи юристу, адвокату?

«Первичное качество заключается в желании впитывать в себя информацию»

Если говорить о качествах, то первичное качество, без относительно конкретных интересов человека, заключается в желании впитывать в себя новую информацию. День, проведенный без чтения научных статей, пусть даже опосредованно связанных с направлением работы, новых нормативных материалов, комментариев, аналитических обзоров, допустим, судебной практики и других вещей, которые касаются социально-гуманитарных проблем - был бы для меня неполноценен. К сожалению, не всегда есть возможность почитать что-то далекое от работы, удовлетворить свой интерес к какой-то новой исторической книге или общественно-политической проблеме, разобранной в исследовании. Но суть адвокатской профессии тем и хороша, что специализация открыта. У адвоката, наверное, самая широкая среди юридических профессий специализация, потому что потенциально может возникнуть любой вопрос, в том числе на стыке юридических и неюридических отраслей знания. Приходится взаимодействовать со специалистами, экспертами, разбираться в какой-то области науки и техники, и это всё обуславливает особенность профессии. Ты не можешь предсказать, с какими интересными людьми ты познакомишься, какие новые проблемы узнаешь, какую информацию в себя впитаешь. Поэтому потребность поиска информации, её анализа, является базовым качеством. А дальнейшее зависит, конечно, уже от интересов человека, от того, какое направление он себе выберет, потому что люди все разные. Даже выдающийся профессионал не может ориентироваться во всех делах, то есть, необходимо выбирать какую-то нишу, в которой ему комфортно, которая приносит результат.

Значит, каждый адвокат выбирает для себя некую нишу, в которой ему нравится работать. Какая проблематика интересует Вас?

«С опытом быстрее ориентируешься в поиске решений»

Люди обращаются по трудовым, жилищным, семейным спорам. Достаточно часто приходится помогать коммерческим и некоммерческим организациям. Из числа вторых особо хочется отметить образовательные учреждения. Так уж получилось, что по ряду направлений приходилось и приходится взаимодействовать с волгоградскими вузами и организациями дополнительного профессионального образования. Причем спектр вопросов широк: от текущих юридических или кадровых моментов, до споров с потребителями, оспаривания решений государственных органов. Есть в моей практике и уголовные дела, относящиеся как к экономической сфере, так и касающиеся преступлений против жизни и здоровья человека, преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств. Административными же делами занимаюсь значительно реже, как и некоторыми другими специфическими категориями дел. Некоторые юристы успешно практикуют в рамках какой-то одной сферы, например, это налоговые споры или уголовные дела в экономическом секторе. Если человеку интересно работать в конкретном направлении, и эта деятельность приносит ему стабильный доход и профессиональное удовлетворение, то это, конечно, замечательно. Другое дело, что многие адвокаты в нашем регионе по объективным причинам не могут позволить себе такую единичную специализацию. Отсекание других категорий дел, скорее всего, оставило бы их без должного объема доходов. Очевидно, в Москве или Санкт- Петербурге более приемлемо специализироваться в каком-то сегменте дел, есть успешные юридические практики работающие преимущественно в одном конкретном направлении. В нашем регионе для такого случая либо профессионал должен быть очень успешным, чтобы заниматься одним-двумя направлениями, либо эти вопросы должны быть очень востребованными, актуальными и хорошо оплачиваемыми. Может быть, для начинающего адвоката это проблемно, но с опытом усваивается гораздо больший объем информации, быстрее ориентируешься в поиске решений, работая и с физическими лицами, и с различными организациями по достаточно широкому спектру дел.

Как развиваться молодому адвокату на профессиональном поприще?

Не гнушаться брать дела, которые не представляют материального интереса, ведь люди всегда ждут помощи. Это создает необходимый опыт, который сыграет потом в дальнейшем на становлении молодого человека как профессионала. Если начинающий специалист ставит перед собой только материальный фактор, то есть риск остановиться на каком-то этапе. Сначала приходится работать на свое имя, а потом имя работает на тебя. Мне, в какой-то мере, было проще, потому что удавалось переключаться. С 2008 года, поступив в аспирантуру, я проводил занятия со студентами, тем более, практически моими ровесниками, и таким образом отдыхал от юридических судебных дел. А в судах получал тот необходимый опыт, которым интересно было делиться со студентами. Со временем преподавание стало восприниматься больше как хобби. Конечно, связь со студентами стала более опосредованная из-за разницы в возрасте, но, с другой стороны, интересно смотреть, какие проблемы сейчас волнуют молодежь, как меняется характер юридической профессии и, возможно, менталитет самих юристов. Хотя переоценивать этот процесс тоже не стоит, как это делают многие известные люди. Иногда есть такие заявления от того же Германа Грефа, который активно выступает поборником высоких технологий и сокращает в Сбербанке места юристов, внедряя автоматизированные системы. Но пока сложно заменить интеллект, возможность какого-то вариативного реагирования на очень сложные, комплексные ситуации. Да, робот может написать типовой иск, также в справочно-правовых системах сейчас есть сервис-конструктор договоров, можно увидеть в интернете, как пишется судебное решение, образцы различных заявлений. Но в сложной ситуации без обращения к человеку все равно не обойтись.

Пока еще не известно, к чему могут привести такие радикальные меры.

«Профессия будет меняться, становиться более открытой и публичной»

Безусловно, профессия будет меняться, становиться более открытой, публичной, но пока ещё можно практиковать и в достаточно закрытом режиме. Конечно, многие юристы и адвокаты ориентированы на работу с клиентами, круг которых не ограничен, широкую рекламу своих услуг массовому потребителю, но также имеет место быть обычная работа по определенному спектру направлений. Есть и другой формат работы, когда клиенты приходят по рекомендациям своих знакомых, но также существует база постоянных клиентов. Есть, наконец, государственные юридические бюро и адвокатские образования, которые взаимодействуют со службами соцзащиты населения. Даже как-то приходилось на волгоградском телевидении выступать с коллегами по этой проблематике.

У Вас был опыт выступления на телевидении?

Приходилось выступать на Первом Волгоградском канале, как по проблемам образовательной сферы, так и по правовым вопросам. К примеру, с коллегой, Михаилом Алексеевым, мы выступали в программе, посвященной новостям о введении норм о банкротстве физических лиц - это было в октябре 2015 года. Также приходилось выступать экспертом по проблемам социального характера, которые сопровождают юридическую деятельность. Собственно говоря, я никогда не дистанцируюсь от такой возможной нагрузки, также как и от участия в каких-то интересных образовательных проектах. И речь идет даже не о материальном интересе, а скорее о призвании, возможности получить какие-то новые впечатления, апробировать свои идеи или поделиться ими, смотреть на реакцию, общаться с интересными людьми, наконец, это приводит просто к гармонии в профессиональной жизни и в жизни вообще.

Вы упомянули о своем участие в образовательных проектах. Что это были за проекты?

«В свободное время возникает потребность поделиться мыслями с широкой аудиторией, написать научную статью»

В частности, доводилось этой осенью читать курс повышения квалификации для работников контрольно-надзорных органов в образовательной сфере, относительно соответствующих изменений в государственной регламентации контрольно-надзорной деятельности, вопросов практики применения законодательства. Сейчас готовим ещё один интересный проект, адресованной администрации образовательных учреждений, которые в будущем году будут подлежать проверке по новым правилам. Если есть возможность, всегда интересно поделиться своим профессиональным опытом и способствовать более слаженному функционированию организаций в данной сфере, выработать решения каких-то проблем; я думаю, что не все коллеги сталкиваются с таким опытом. Мне повезло в свое время поработать в образовательных организациях, где есть и своя специфика, которую нужно уяснить, посмотреть изнутри глазами преподавателя. Но важно увидеть все и глазами юриста, чтобы понять весь комплекс проблем, стоящих перед организацией, далеко не только в сфере организации образовательного процесса.

«Интересно осмысливать, как идет политико-правовое развитие во всем мире»

Чем занимаетесь в свободное время?

Свободного времени не так много, но без него тоже нельзя, учитывая, что есть желание дальше работать в образовательной сфере и заниматься наукой. Конечно, большая часть свободного времени уделяется семье. Когда все-таки выдаются свободные часы, часто возникает потребность не только собственно отдохнуть – посмотреть кино, например, или заняться плаванием, но и поделиться мыслями с широкой аудиторией, переложить их на бумагу, написать какую-то научную статью. Причем это связано как с проблемами из самых разных сфер практики, так и с теоретическими, с новостями, к которым нужно привлечь внимание. Бывают очень редкие ситуации, которые не решаются просто законом, и практикам не дают ответа, как её решать. Очень большая редкость, но нужно что-то делать, преодолевать пробел. Есть у меня и историко-теоретические интересы. Моя кандидатская диссертация была посвящена концепции правового государства, и я рассматривал зарубежную практику, прежде всего французскую, на базе широкого спектра политико-правовых учений. Меня эта сфера увлекает, и я иногда пишу статьи по историко-правовым, теоретико-правовым вопросам. Интересна зарубежная практика не только в ключе сопоставления с теми проблемами, которые есть в российском законодательстве, но и с точки зрения каких-то более широких обобщений. Интересно осмысливать, как идет политико-правовое развитие во всем мире, какие есть национальные практики, как это влияет на процесс глобализации, какие проблемы с этим сопряжены. По сути, это не связано с проблемами профессиональной деятельности. Хотя, если говорить о таком достаточно широком направлении, как международное частное право, то тоже приходилось несколько раз в жизни сталкиваться с этой сферой. Были и есть иностранные клиенты, как из ближнего, так и из дальнего зарубежья, и вопросы, посвященные проблеме выбора применения российского или зарубежного права в конкретной ситуации. Вот тут приходилось напрягать языковые познания, пытаться выяснить смысл норм, действующих в конкретных зарубежных государствах, особенности практики их применения.

Что Вы хотели бы пожелать своим коллегам в преддверии Нового Года?

Я бы хотел пожелать удачи в профессиональном плане. Думаю, что у большинства коллег и так есть все необходимые качества для успешной работы, а удача никому, конечно, не помешает. Чтобы люди получали удовольствие не только от положительных результатов дела, но и от самого процесса профессиональной деятельности. Очень важно, когда ты занимаешься любимым делом, когда оно тебя интересует не только по материальным соображениям. К сожалению, в наше время многие люди работают для того, чтобы получить в далеком будущем какую-то выслугу, пенсию, льготы. В нашей сфере такой мотивации совершенно нет, потому что мы зависим, прежде всего, от себя, и от того, как позиционируемся на юридическом рынке. Поэтому, я пожелаю всем удачи, успешного ведения дел. Желаю, чтобы сюрпризы, с которыми приходится сталкиваться в профессиональной деятельности, были, по большей части, приятными. И, конечно, бороться и как можно чаще побеждать. Все всегда выигрывать не могут, но в нашей профессии важно достойно переживать поражения и извлекать из них для себя позитивный опыт.

 

 

Спасибо за интервью!

© 2018, Все юристы Волгоградской области
Создание сайта Веб-решение